Когда травма поражает душу: стыд, расщепление и душевная боль *

Когда травма поражает душу: Килборн кандидат психологических наук, ст. Иными словами, незащищенный ребенок может взорваться Клинический дневник В последнее время исследования травмы классифицируют в соответствии с внешним источником травмы. Например, существуют специалисты по проблемам сексуального злоупотребления детьми, жертв инцеста, жертв холокоста, жертв войны, жертв природных катастроф землетрясений и ураганов , жертв катастроф самолетных, автомобильных и др. И, соответственно, обычно считается, что эти виды травмы требуют специальных знаний и опыта, так же как для открывания бутылки вина требуется штопор, банки с пивом - открывалка, а консервы могут быть вскрыты человеком, владеющим консервным ножом.

Идентификация с агрессором

С возрастом его трепетное отношение к своему здоровью все усиливается, принимая характер тяжелой ипохондрии. Он не доверяет своей семье и считает, что при первом удобном случае близкие отправят его в дом престарелых. Ему жалко оставлять детям деньги, которые он любовно копил всю жизнь.

Диссоциация и идентификация с агрессором. он знает, посредством своей идентификации с мышлением агрессора, что если страх.

Итак, идентификация с агрессором - это безосновательное уподобление угрожающему объекту как внешнему, так и внутреннему , то есть тому, который вызывает страх и тревогу. Идентификация с агрессором подобно всем защитным механизмам функционирует бессознательно. В упомянутой выше статье мы писали: Фрейд приводит такой пример перевоплощения в пугающую фигуру: Испытывающие тревогу люди нередко совершают ужасающие нас вещи именно под влиянием идентификации с агрессором.

На проекции, расщеплении и идентификации с агрессором строится тревога преследования симптом паранойи. Аналогичные механизмы столь же цинично и искусно используются и в управлении с политическими целями. Все это происходит в сетевом, много-многозначном режиме. Только так мы сможем избежать паники, смотря по телевизору и читая о зверствах, например, боевиков ИГИЛ, явно пытающихся заставить западных обывателей содрогнуться и

Стокгольмский синдром: идентификация с агрессором

Про"чтобы другим впредь неповадно" меня особенно радует. Кстати, читаю прямо сейчас прямую трансляцию обвинительной речи прокурора и адвокатов потерпевших - какой-то хтонический ужас, это даже не смешно. А я тем временем вам расскажу про механизм психологической защиты под названием идентификация с агрессором. Когда нам угрожает что-то страшное, и победить это или избежать встречи нет никакой возможности - есть еще один способ справиться с тревогой:

Кьеркегором в книге «Болезнь к смерти» отчаявшегося Я, которое может по мнению Б.Килборна, может выполнять идентификация с агрессором, . то есть онтологически определенное в страхе конечности, освобожденное.

Когда мы обнаруживаем отрицание, мы знаем что это реакция на какую либо опасность; когда имеет место вытеснение, Я борется с инстинктивным стимулом. Сильное внешнее сходство между торможением и ограничением Я с меньшей уверенностью позволяет говорить, являются ли процессы частью внешнего или внутреннего конфликта. Дело обстоит намного сложнее, когда защитные механизмы сочетаются или когда один и тот же механизм используется то против внешней, то против внутренней силы.

Прекрасной иллюстрацией обоих этих трудностей является процесс идентификации. Поскольку это один из факторов развития Сверх-Я, он участвует в овладении инстинктом. Но, как я надеюсь показать ниже, бывают случаи, когда идентификация сочетается с другими механизмами, образуя одно из наиболее мощных орудий Я в его действиях с внешними объектами, возбуждающими тревогу. Август Айхорн рассказывает, что, когда он консультировал школьный комитет, ему пришлось иметь дело с учеником начальной школы, которого привели к нему из-за привычки гримасничать.

Учитель жаловался на то, что поведение мальчика, когда его ругали или порицали, было ненормальным. Он начинал при этом корчить такие гримассы, что весь класс взрывался от смеха. Учитель считал, что либо мальчик насмехается над ним, либо лицо у него дергается из-за какого-нибудь тика. Его слова тут же подтвердились, потому что мальчик начал гримасничать прямо на консультации, но, когда учитель, мальчик и психолог оказались вместе, ситуация разъяснилась. Наблюдая внимательно за обоими, Айхорн увидел, что гримасы мальчика были просто карикатурным отражением гневного выражения лица учителя и бессознательно копировали его лицо во время речи.

Отношение к старости

Рассказать Рекомендовать Анна Фрейд, исследуя агрессивное влечение, пришла к выводу, что либидо и агрессия имеют один и тот же источник — бессознательное человека, а также развиваются по одним и тем же законам. Стадии развития агрессивного влечения — те же самые, что и в развитии либидного влечения, и имеют схожие защитные механизмы, так как тесно связаны между собой.

Но агрессивное влечение имеет некоторые своеобразные защитные механизмы: На примере работы с детьми Анна Фрейд рассматривает несколько вариантов формирования психологической защиты — идентификация с агрессором: В этом случае, идентификация — это уподобление другому человеку через его мимику, действия, изображение эмоций.

В понимании А. Фрейд идентификация с агрессором представляет собой .. к умершему жениху, именно вследствие того, что она кончилась смертью.

Следовательно, аналитик очень легко может запустить механизм идентификации с агрессором, который позволяет пациенту отрицать свою беспомощность, и может ненамеренно содействовать повторению травмы и исчезновению Я. В той мере, в какой это психическое существование по-прежнему доступно эмоциям, оно обращает свой интерес только к тем чувствам, которые остались вне этого процесса, то есть к чувствам нападающего.

Однако, уже в и в годах Ференци использовал термин"идентификация с агрессором" , , Это понятие, хотя и связано в некоторой степени с кляйнианским понятием"проективной идентификации", но все же отличается от него. Мои рассуждения здесь направлены на прояснение феноменологического описания защиты от стыда, идентификации с агрессором, влекущей за собой возможность воспринимать и фантазировать о другом как о всесильной фигуре.

Идентификация с агрессором, как она проявляется в аналитической ситуации, влечет за собой исчезновение Я пациента ощущаемая мертвость и защитную попытку выжить через аналитика. Это значительно отличается от акцентирования на попытке присвоения себе силы другого человека из чувства зависти кляйнианский подход и может быть понято в свете идей о паранойе и динамике стыда как желания спрятаться и столь же сильного желания не быть замеченным вместе с выражением чувств своей ничтожности см.

Вместо"вбирания в себя" сильного человека в кляйнианском смысле, защита принимает форму превознесения сильного человека, чтобы иметь возможность находиться в его тени, таким образом отождествляя себя с сильным человеком и в то же самое время служа выражением чувств собственной беспомощности. Идентификация с агрессором позволяет субъекту использовать фигуру сильного человека для защиты от дезинтеграции, а также от стыда беспомощности.

Стыд служит изгнанию боли посредством изгнания Я. Я вовсе не ощущаю наносимую мне боль, так как я не существую. С другой стороны, я чувствую получаемое агрессором удовлетворение, которое я все еще в состоянии осознавать.

Андрей Курпатов - Страх. Сладострастие. Смерть

Блог отдела специального и психологического сопровождения Март 14 Психологическая помощь в кризисных ситуациях Добавить комментарий Заложничество отличается от непосредственной террористической атаки взрывов, выстрелов тем, что сразу заставляет человека переживать вероятность скорой смерти. Этого переживания нет при непосредственной атаке — там оно появится спустя время. В ситуации заложничества, напротив, ожидание смерти появляется сразу. В ситуации заложничества один страх отсроченный, в виде запоздалых переживаний уже произошедшего захвата заложников постепенно накладывается на другой страх ожидания смерти , как бы удваивая переживания.

Психологические портреты террориста и его жертвы Несмотря на многочисленные исследования, проводимые зарубежными и отечественными специалистами, террористы не попадают в специфическую диагностико-психиатрическую категорию. Большая часть сравнительных исследований не обнаружила никакой явной психической ненормальности террористов.

вого человека, т.к. использование защиты конфликт не снимает, страхи детьми (отрицание реальности, идентификация с агрессором, интеллек- . Отрицание - первая реакция человека, которому сообщили о смерти близкого.

Стокгольмский синдром — психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда жертва начинает симпатизировать захватчику или даже отождествлять себя с ним. Автор термина Нильс Биджерот криминалист работал во время захвата заложников в году в Стокгольме. Синдром заложника — это шоковое состояние. Психологический механизм этого синдрома состоит в том, что человек, находящийся в полной физической зависимости от другого, начинает толковать действия захватчика в свою пользу.

Заложник как бы сливается с с захватчиком, становится его частью. Преступник же не отвечает на чувства заложника. Как правило, стокгольмский синдром проходит после того, как террористы убивают первого заложника. Или что-то случается с самими террористами. Стокгольмский синдром — это идентификация с агрессором, и корни ее лежат в отношениях ребенок-родитель. Жертва начинает ненавидеть себя так же, как ее ненавидит насильник, и как бы встает на его сторону.

Даже пытается оправдать агрессора. Ну там трудное детство, то-сё… Это одна из защитных реакций, без нее ребенку не выжить в семье, где процветает насилие. Неудивительно, что родителям так часто приходилось наказывать ребёнка.

ИДЕНТИФИКАЦИЯ С АГРЕССОРОМ

Комплексы - Эдипов комплекс. В своих ранних работах е гг. Фрейд придерживался того мнения, что тревога, испытываемая многими его пациентами-невротиками, является следствием неадекватной разрядки энергии либидо.

идентификация с агрессором стала эротизированной” (Glenn ). няющий от провоцирующего защитную агрессию страха смерти, так как.

Добрый день, Дорогие друзья! Сегодня поговорим про такой феномен, как идентификация с агрессором. Сейчас попытаюсь объяснить, что же это такое. Например, если с человеком в детстве обращались грубо, жестоко то, уже будучи взрослым , он может начать вести себя подобным образом с другими людьми: Даже если в его семье были люди с другим типом поведения.

От чего этот выбор ребенка зависит, с кого брать пример? Трудно судить так в общем.

. ИДЕНТИФИКАЦИЯ С АГРЕССОРОМ

В настоящее время концепция психологических защит широко и активно используется за пределами психоаналитической школы, даже в таком антагонистически настроенном против психоанализа направлении как деятельностный подход. Вообще, в психоанализе не существует общепринятой систематизации психологических защит, поэтому и я описываю их в нижеследующих примечаниях как они мне видятся. Надо подчеркнуть, что перечень психологических защит, приведенный Бреннером, далеко не представляет все виды психологических защит, описанных в психоанализе, и не кажется мне ни исчерпывающим, ни основополагающим.

Однако я в своих дальнейших примечаниях буду придерживаться именно этого списка, потому что сам лично не хочу и пытаться объять необъятное на что не претендует и Бреннер, о чем и пишет далее. Конечно, психологические защиты в самом деле"виновны" в том, что интрапсихический конфликт стал бессознательным, следствием чего стало образование симптомов.

Во многих случаях, говоря о «страхе смерти», по существу имеют в виду .. идентификации с агрессором, впервые описанный психоаналитиками);.

Перейти к содержимому Существование в расколотом состоянии можно описать с позиции сравнительной теории защитных механизмов психики. Что такое защитный механизм? Дадим для начала следующее определение: Важно еще раз подчеркнуть, что основой самообмана и нарушения целостности … является именно страх и тревога, ибо страх и тревога уничтожает способность человека испытывать чувства и эмоции любви и радости. Этот самообман был описан в библейской притче о том, что мы лицемерно не замечаем бревно в своем глазу, но прекрасно видим соринку в глазах Другого.

Работа этого механизма обеспечивает эмоциональное разрешение за счет бессознательного приписывания субъектом его собственных мыслей, переживаний, вытесненных мотивов и черт характера самого индивида другим людям. Проекция является причиной множества войн, ссор и недоразумений. Отказ от ответственности может быть и внутренним. С позиций традиционного для России восприятия реальности предания человек, преодолевающий проекцию, сталкивается в своей психической реальности с психическими содержаниями, противоречащими внутреннему единству с Другим разговору с Собеседником , то есть созидательной трансценденции.

Пастор Андрей Шаповалов"Битва идентификаций"